Боевая магия древних народов

https://www.youtube.com/watch?v=H2zSaTAASW4

В тренинг «Практика боевой магии» включены  разделы:

  • Славянская боевая магия
  • Создание фетиша божества
  • Определение покровителя
  • Создание средств защиты
  • 10 Сильнейших приемов атаки на жертву
  • 5 Приемов заманивания жертвы
  • 3 Приема нейтрализации атаки жертвы
  • Истории боевой магии 5 школ мира: арабской, русской, латиноамериканской, индейской и египетской.

 

Тренинг длиться две недели по скайпу, 6 уроков и один экзамен. Стоимость 2000р.

Ведущий Юрий Вектор.

Для записи пишите на почту.

[email protected]

Первобытная магия — одна из основных форм древней культуры и одна из древнейших форм религии. Первобытная магия возникла уже на заре человеческой истории. Именно к этому времени относят исследователи появление первых магических ритуалов и использование магических оберегов, считавшихся подспорьем в охоте, — например, ожерелий из клыков и когтей диких животных. Сложная система магических обрядов, сложившаяся в древнейшую эпоху, ныне известна по археологическим раскопкам и из описаний жизни и быта народов, живущих в условиях первобытного строя.

Древняя магия неотделима от образа могущественного мага, колдуна, способного воздействовать на явления природы и людей при помощи необычных, сверхъестественных сил. Считалось, что такие люди непосредственно соприкасаются с миром духов и способны защитить от враждебных сил и исцелить от болезни, вызвать дождь и обеспечить удачную охоту. В ведении магов находились общение с духами-предками племени, совершение магических ритуалов и обрядов, изготовление разного рода лекарств, ядов, противоядий и других “волшебных” зелий, забота о благосостоянии рода и многое другое.

Магические обряды, которые проводили древние колдуны, часто представляли собой настоящее театральное действо. Они сопровождались пением заклинаний, танцами или игрой на костяных или деревянных музыкальных инструментах. Одним из элементов такого звукового сопровождения часто служило и красочное, производившее шум одеяние самого колдуна.

У многих народов маги, колдуны часто выступали в качестве общинных “лидеров”, а то и признанных племенных вождей. С ними связывалось представления об особой, как правило передававшейся по наследству, колдовской силе. Только обладатель такой силы и мог стать предводителем. Представления о волшебной силе вождей и их необыкновенной причастности миру духов всё ещё встречаются на островах Полинезии. Там верят в особую силу вождей, передающуюся по наследству, — ману. Считалось, что с помощью этой силы вожди одерживают военные победы и напрямую взаимодействуют с миром духов —предков, своих покровителей. Для того чтобы не лишиться маны, вождь соблюдал строгую систему запретов, табу.

Одними из самых древних являются магические обряды, обеспечивавшие удачную охоту. У многих первобытных народов члены общины под предводительством своего общинного мага обращались за помощью в охоте к тотемным духам. Часто обряд включал ритуальные танцы. Изображения таких танцев доносит до наших дней искусство каменного века Евразии. Судя по сохранившимся изображениям, в центре ритуала был коллун-заклинатель, одевавшийся в “личину” того или иного животного. В этот момент он как бы уподоблялся духам древнейших предков племени, полулюдям-полуживотным. В мир этих духов он и собирался вступить.

Часто таких духов-предков необходимо было расположить к себе. Следы ритуала “задабривания” обнаружены археологами на одной из карпатских гор. Там первобытные охотники на протяжении длительного времени складывали останки животных. Обряд, видимо, способствовал возвращению душ зве рей, погибших от рук человека, в небесную обитель духов. А это, в свою очередь, могло убедить духов не гневаться на людей, истребляющих их детей.

Важнейшим магическим подспорьем в охоте служила и наскальная живопись. Изображения удачной охоты на стенах древних пещер встречаются в разных уголках земного шара. По они прежде всего служили залогом повторения хорошей охоты в будущем. До наших дней сохранились и выразительные следы обрядов, во время которых символическое изображение животного поражалось охотничьим оружием.

Другие обряды первобытной магии были направлены на обеспечение плодородия. С глубочайшей древности для этих обрядов использовались разнообразные изображения духов и божеств из камня, кости, рога, янтаря, дерева. Прежде всего это были статуэтки Великой Матери – воплощения плодородия земли и живых существ. В древнейшую эпоху статуэтки после обряда разбивались, сжигались или выбрасывались. У многих народов считалось, что длительное сохранение изображения духа или божества приводит к его ненужному и опасному для людей оживанию. Но постепенно такое оживание перестаёт считаться чем-то нежелательным. Уже в древнейшем палеолитическом поселении Мезин на Украине одна из подобных статуэток в так называемом доме колдуна закреплена в земляном полу. Вероятно, она служила объектом постоянных заклинательных обращений.

Обеспечению плодородия служили и широко распространённые у многих народов мира магические обряды вызывания дождя. Они до сих пор сохранились у некоторых народов. Например, у австралийских племён магический обряд вызывания дождя проходит так: два человека по очереди зачерпывают заколдованную воду из деревянного корытца и разбрызгивают в разные стороны, производя в тоже время лёгкий шум пучками перьев в подражание звуку падающего дождя.

Похоже, что всё, что попадало в поле зрения древнего человека, наполнялось магическим смыслом. И любое важное, значимое для рода (или племени) действие сопровождалось магическим ритуалом. Ритуалы сопровождали и изготовление обычных, повседневных предметов, например глиняной посуды. Такой порядок прослеживается и у народов Океании и Америки, и у древних земледельцев центральной Европы. А на островах Океании изготовление лодок превращалось в настоящее празднество, сопровождаемое магическими обрядами под предводительством вождя. В нем принимало участие всё взрослое мужское население общины, распевались заклинания и восхваления для долгой службы судна. Похожие, хотя и менее масштабные, обряды существовали у многих народов Евразии.

С течением времени многое менялось в жизни людей. Менялись и их представления о мире духов и богов, а вместе с этим и сам характер обращения к ним. Появлялись и новые посредники между миром людей и миром божеств — жрецы, священнослужители. В устах жрецов древние заклинания постепенно превращались в молитвенные обращения к божествам, и сами магические обряды стали носит уже не требовательный, а просительный характер. Но магия не исчезла. В каждой общине по-прежнему был свой чародей, умеющий влиять на людей и природу…

Обряды, заклинания и представления, восходящие к первобытной магии, пережили века. Они прочно вошли в культурное наследие многих народов мира. Магия продолжает существовать и ныне.

 

 

 

В 566 году на территории нынешней Франции вновь объявляются авары. Взглянем на карту раннесредневековой Европы. Никакой Германии и Швейцарии нет еще и в помине. Между Причерноморьем, в частности, землей покоренных антов и царством франков, расположены лишь западные славяне и некоторые, не подчинившиеся первым франкским царям Меровингам, германские племена, такие как саксы или аллеманы. Эти отсталые, погрязшие в язычестве народы не интересуют никого, кроме самих себя. Поэтому о том, что происходит в их землях, христианские хронисты пишут только в том случае, если это задевает интересы какой-либо из цивилизованных держав.

Когда в 562 году каган Баян окончательно убедился, что ромеи его обманули, он двинулся на Запад. «Беженцам» нужны были деньги, оружие и продукты, иначе было не выжить. Три года об аварах не было слышно. Затем они вновь появляются у франков. Под 566 годом в анналах франкского королевства зафиксирована вторая война окрепшего за прошедшее время царя Сигиберта с «гуннами». О том, как развивались события, рассказывает Григорий Турский:

«Гунны же пытались вновь вторгнуться в Галлию. Против них с войском выступил Сигиберт, взяв с собой множество храбрых воинов. Когда они должны были вступить в сражение, гунны (авары), сведущие в искусстве волшебства, явили им различные наваждения и разбили их наголову. А когда войско Сигиберта обратилось в бегство, сам он был задержан гуннами и содержался у них под охраной до тех пор, пока позднее, будучи ловким и проворным, он не подкупил дарами тех, кого не смог одолеть храбростью в сражении. В самом деле, одарив их подарками, он заключил с королем гуннов договор о том, чтобы никогда при жизни не было меж ними никакой войны; и это по праву расценивается скорее как похвала ему, чем бесчестие. Но и король гуннов дал королю Сигиберту много подарков. А самого короля гуннов называли Гаган. Ведь этим именем называли всех королей этого народа» [46].

Простим историку франков его понятное желание показать своего царя, даже попавшего в плен, с самой лучшей стороны. Поговорим об ином. Что сделали бы, например, настоящие дикие гунны, случись им разгромить вражеское войско и пленить их царя? Понятное дело, казнили бы беднягу и разграбили его земли. Так они поступали всегда, за что их ненавидели и вследствие чего против них сложилась коалиция народов во главе с Аэцием.

Как поступили бы в этом случае «цивилизованные» ромеи? Скорее всего, заставили бы подписать выгодный для себя мирный договор с множеством территориальных уступок, обложили бы ежегодной данью, а затем униженного в глазах собственного народа владыку отпустили бы восвояси к недовольным подданным.

Как поступили авары? Они помогли Сигиберту, как это именуется в Китае, «сохранить лицо». Дань замаскировали под «подкуп» и «подарки». Внушили франкам, что их царь даже в плену проявил себя молодцом, будучи «ловким и проворным», более того, вручили под видом «ответных даров» некие безделушки.

Таким образом, древние германцы остались при убеждении, что поведение их вождя «скорее похвала, чем бесчестие» и подписанный им договор только на пользу державе франков. Как вы думаете, какие чувства после этого испытывал Сигиберт к Гагану, или, точнее, кагану Баяну?

Доброта и благородство ценимы всеми народами. И всегда, в конечном счете, приносят больше плодов, нежели оголтелая злоба и грубое насилие. Послушайте, что написал Менандр о дальнейших событиях, случившихся уже после того, как авары получили выкуп, пардон, «подарки» и, возможно, так необходимое им оружие.

«Когда мир был упрочен, Баян дал знать франкскому князю Сигиберту, что аварское войско его томилось голодом, и что Сигиберту… не следовало оставлять без помощи союзников своих, что если снабдить аварское войско нужными припасами, то оно дольше трех дней там не останется, а потом удалится. Получив это известие, Сигиберт отправил немедленно к аварам муки, овощей, овец и быков» [146].

То есть кочевники сначала получили «подкуп», потом «подарки» и отпустили царя Сигиберта. Но из страны его не уходили. И когда властитель франков уже было забеспокоился, намекнули, что неплохо бы снабдить их продовольственными запасами. Нет, поистине только добрая доярка может трижды подоить одну и ту же корову. При этом если из разоренной Галлии гунны уходили проклинаемыми и ненавидимыми, то авары удалялись союзниками, оставив на престоле благодарного им Сигиберта. Последний, кстати, был верен заключенному договору до конца своих дней, тем более что союз этот был скреплен родственным браком. Каган Баян выдал дочь свою Файлевбу за единственного сына франкского правителя — будущего царя Австрии и Бургундии Хильдеберта II и таким образом породнился с одним из самых сильных владык тогдашней Европы. При этом торока уходивших аваров были полны денег, армия пребывала сытой и вооруженной и гнала впереди себя стада подаренных животных. А вы говорите, дикари!

Почему же авары не воспользовались ситуацией и не захватили для себя лишенную защитников землю северо-восточных франков? Ответ чрезвычайно прост. Для их традиционного образа жизни Галлия, равно как Германия и земля антов не подходили. Аварам нужна была степь и непременно с расположенными поблизости горами, где добывалась бы железная руда. В Европе такое место, не считая Северного Кавказа, имеется в единственном числе. И зовется оно — венгерская пушта (вид степи), отрогами к которой выходят Карпатские горы. В ту сторону и направились кочевники.

Еще один момент, пройти мимо которого просто так, не обратив внимания, не имею права, раз уж взялся описывать эту эпоху. Григорий Турский сообщает, что победу «гунны», они же — авары, одержали благодаря искусству волшебства, явив франкам «различные наваждения». Любой профессиональный историк шутя отмахнется от этого свидетельства. Дескать, надо же франкам как-то объяснить свое поражение, вот они и придумали «колдовство». Они вообще были люди суеверные, мало ли что им примерещилось. Признаюсь, поначалу так думал и я. Но уж слишком много совпадений…

В китайском повествовании о неком племени Юебань, жившем в Средней Азии в середине первого тысячелетия нашей эры, сказано, что у них были колдуны, способные управлять погодой, умевшие вызывать холод и дождь. Когда жужаньский каган первый раз послал свою армию покорить это племя, колдуны среди теплой погоды вдруг вызвали снежную бурю и направили ее против жужаней (аваров). В результате тот поход жужаням пришлось прекратить, ибо в войске их оказалось слишком много обмороженных. Эту легенду приводит Гумилев в своей книге «Древние тюрки» [56].

И все-таки, как мы знаем, аварам удалось подчинить себе многие азиатские племена, среди которых, вполне возможно, был и загадочный народ Юебань.

По крайней мере, мы с вами отмечаем внезапный рост авторитета в аварском (жужаньском) каганате накануне поражения от тюрок неких жрецов, среди которых и уже знакомая нам Дивань — одержимая духами, умеющая колдовать, лечить и прорицать.

Выдающийся персидский историк и мыслитель Фирдоуси оставил нам свой бесценный труд «Шахнаме». В его рассказе о событиях, предшествующих знаменитой Гератской битве, находим повествование о тюркских колдунах, пытавшихся повлиять на исход битвы. Накануне решающего сражения Бахрам Чубин, персидский полководец, видит кошмарный сон. Ему снится, что тюрки превращаются в огромного льва и бросаются на него, что войско иранское разбито и бежит, к столице приближается враг, а сам он умоляет его о пощаде.

С тяжелым сердцем Бахрам все же решился на битву. Внезапно находящиеся среди тюркского войска колдуны начали бросать в небо некий «огонь», после чего возник ветер, который нагнал огромную черную тучу, из которой на войско персов посыпались мириады стрел.

Отважный полководец бросился вперед и закричал своим воинам, что это все — наваждение, что стрел никаких нет, это враг их так пугает. После этого видение внезапно рассеялось. Уже после битвы среди пленных тюрок оказался некий колдун, который сознался в том, что сон полководца и тучи стрел перед боем — дело рук его и прочих тюркских магов [202].

Персы тогда победили, поэтому оправдываться и возводить напраслину на своих врагов им вроде бы незачем. Я не знаю, чем это было на самом деле, — случаем массового гипноза или идущим из глубины веков магическим искусством управления природной стихией. Но два очень правдивых историка, не знающих о существовании друг друга и живущих в двух разных частях света (не говоря уже о китайских летописцах), рассказывают о неких приемах психологической борьбы (назовем это так), применяемых почти в одно и тоже время народами, один из которых долгие годы был в подчинении у другого. Причем в этих рассказах совпадает и главный принцип — умение насылать стихию на врага перед боем и даже некоторые детали. Может ли это быть просто одновременно разыгравшейся фантазией древних авторов? Или за этими эпизодами действительно имеется нечто реальное?

Кстати, после распада Тюркской державы в степях Азии останется некое племя найманов, о которых уже арабы (Рашид-ад-Дин) сообщают, что колдуны этого народа, пытаясь навредить войску Чингисхана, вызвали снежную бурю, но поскольку плохо рассчитали ее силу и направление, то пострадали в первую очередь сами [171].

Итак, можем ли мы сказать, что столкнулись с одним и тем же, либо очень похожим, способом ворожбы?

Авары, будучи еще жужанями, пострадали от снежной бури в пустыне Средней Азии. Затем, по свидетельству Турского, их колдуны смогли вызвать грозу, причем молния ударила непосредственно в лагерь франков, многие воины были убиты, другие — смертельно напуганы. Тюрки тоже якобы пытаются навести наваждение на персов. И вертится все это ремесло возле некоего племени из глубин Средней Азии, остававшегося в монгольских степях вплоть до времен Чингисхана. Жрецы этого племени могли оказаться и у аваров, и у тюрков, и у найманов.

Давайте не будем спешить с выводами. Так ли уж многое мы знаем о возможностях человека и его взаимодействии со стихийными природными процессами? Давно подмечено, что зафиксированные на рубеже XX и XXI веков мощные землетрясения, унесшие тысячи человеческих жизней, отчего-то случались, как правило, там, где концентрация людской злобы, сильных негативных эмоций достигала своего пика. Что это — череда случайных совпадений или некая неизвестная нам пока природная закономерность? И не может ли, в самом деле, всплеск человеческой энергии спровоцировать удар природных сил — бурю, грозовую тучу, землетрясение? Похоже, пока рано торопиться с категорическими заключениями, как отрицая в принципе саму такую возможность, так и однозначно ее подтверждая.

Будем же терпеливо собирать исторические факты, тщательно отделяя зерна от плевел. Наступит время — и наука сама ответит нам на все самые сложные, в том числе и «колдовские» вопросы.

 

 

Что мы знаем о своих предках – древних славянах-язычниках? Описания их культурных традиций можно обнаружить в исторической литературе. Гораздо меньше известно о тайных знаниях и магических ритуалах, которые практиковались ими на протяжении многих веков.
В язычестве его приверженцы видели залог свободы. Одна из первых заповедей традиционных верований гласила: ни на дыбе, ни на плахе не признаваться в сути веры. Отчего же язычникам запрещалось раскрывать «детали» своей религии? Да по той же причине, по которой существуют многочисленные тайные ордена, куда закрыт доступ непосвященным, – чтобы сохранить в секрете лежащие в основе учения магические знания.
Тайное знание сохранялось волховским (жреческим) сословием. У язычников не было единобожия. Каждая природная стихия олицетворялась определенным божеством, которому поклонялись в соответствующее время года, дня и ночи. Каждому божественному культу соответствовали свои мистические таинства.

Пургасова Русь Взять хотя бы народы Поволжья. Русскоязычное население там перемешалось с мордвой, а в годы крещения Руси многие славяне, не желая принимать христианство, прибивались к племенам мокша и эрзя, которых церковь не трогала. Так сложилась в поволжских краях Пургасова Русь. Первые упоминания о ней встречаются в 1080 году. «Пургас» на местном, мордовском наречии означает «пришлый» – так называли русских беженцев.
Многие колдовские приемы поволжских славян были направлены на защиту воинов в бою. Чтобы уберечь ратника от ран, на него надевали прозрачную рубаху из волос близких родственников, и на нее делался наговор.
Другой вид защитного обряда: снимали веревкой мерку с человека, а потом складывали эту веревку втрое и, завязав узлом, хранили все время отсутствия воина. Подобные обряды с наговорами практикуют до сих пор, например, перед проводами юношей в армию.
Казачий Спас По Волге гуляло немало «вольных людей», не желавших подчиняться какой бы то ни было власти. Они часто шли в разбойники, причем среди них были не только бесшабашные сорви-головы, но и идейные борцы с деспотией. При этом атаманы традиционно выполняли княжеские (военные) и жреческие функции. В частности, именно атаманы заговаривали своих людей от пули и от булата. Причем функции предводителей таких языческих ватаг могли выполнять и женщины. Возможно, именно так и родилась казачья боевая магия – Спас.
Рассказывают, что во время нашествия Чингисхана на южную Русь два его передовых тумена (20 тысяч бойцов) встретились в междуречье Дона и Волги с неизвестными воинами, легко уклонявшимися от летящих стрел и даже ловившими их у своей груди.
Они дрались сразу двумя мечами, стоя на седлах коней, уходили от любых ударов и не боялись смерти. В сражениях не раз случалось, что монголы внезапно впадали в безумие и принимались биться друг с другом.
Много их полегло в этом бою. Непобедимые воины принадлежали к южнославянскому племени джанийцев.
Современное донское казачество сформировалось, когда со славяно-черкасской ветвью вольницы слились новгородцы, бежавшие от произвола Ивана Грозного.
Новгород Великий являлся тогда одним из духовных центров Руси, противостоящим православной церкви. Новгородцы, ведшие свою родословную от ариев Гипербореи, были весьма искушены в духовных практиках, а их силовые комплексы «Кулак Перуна», «Буза» и «Скобарь» не уступали боевым стилям южных джанийцев. Из совместных познаний и родилось великое искусство боя, выживания и целительства – Казачий Спас.
Основа Спаса – особое заклинание, СловоЗаговор, символ – Воз (созвездие Большой Медведицы, сохранившееся на гербах и печати запорожских казаков). Характерники (так называют тех, кто владеет магическими приемами Спаса) не признают жрецов и священников, общаясь с Высшими Силами напрямую, посредством «ману»-медитаций.
25-летний белогвардейский полковник Васищев в 1920 году с 54 казаками взял в плен целый корпус Красной Армии. Красноармейцы пытались стрелять в белоказаков, однако все ружья почему-то давали осечку.
Разоружив пленных, полковник отпустил их на волю. Чуть позднее, на людном плацу освобожденной станицы Наурской он соскочил с коня, расстегнул пояс и встряхнул одежду: пули из красноармейских ружей горохом посыпались к его ногам! В повести Юрия Домбровского «Хранитель древностей» ветеран Гражданской войны вспоминает, как во время боев с казакамиповстанцами была взята в плен знаменитая атаманша Маруся. Трибунал приговорил ее к расстрелу, но никто из сознательных бойцов не решался вести казачку с репутацией колдуньи к месту казни. Рассказчик, командир части, набрался смелости и Марусю повел.
В степи, уже почти на месте, атаманша одним движением освободила крепко связанные руки, а затем попыталась ввести рассказчика в транс, обезоружить и убить.
Красный командир сумел не поддаться чарам и застрелил казачку. Он видел, как ее хоронили, а затем трое суток блуждал по степи в непонятном полуобморочном состоянии.
Когда он вернулся в свою часть, ему подали подброшенное кем-то письмо. «Плохо вы меня расстреляли, – говорилось в нем, – все равно живехонькая. Твоя Маруська». Судя по всему, атаманша владела элементами Спаса, включавшего в себя связывающие чары и чары-мороки, а также оборотничество.
Культ оборотня Умение перевоплощаться в зверей и птиц, судя по всему, пришло на юг с новгородцами-язычниками, посвященными в северные культы «ульфеднар» (люди-волки) и «берсерк» (люди-медведи). Последний культ был популярен у викингов, состоявших с новгородцами в кровном родстве.
Для демонстрации своих способностей посвященные использовали такое упражнение. Обнаженный воин садился в снег и начинал медитировать, открывая в себе канал внутренней энергии Здрава (в санскритской традиции – Прана). Его тело так разогревалось, что снег таял вокруг, и он не ощущал холода. В Тибете до сих пор практикуется схожее упражнение, когда монахи сушат на морозе мокрые простыни, нагишом завернувшись в них.
Посвящение в культ людей-зверей содержало две основные части, первая из которых развивала умение вводить себя в состояние боевого транса. Это позволяло видеть действия противника в замедленном режиме, легко уклоняться от ударов, стрел и мечей, а также чувствовать направление полета «своей» стрелы или пули (в этот момент у спасовца холодеет затылок). Оборотничество по своей природе двойственно: в одних случаях сознание человека может переместиться в птицу или зверя, подчинив животное своей воле, либо боевой маг только внушает противникам, что они видят волка или медведя.
«Громовые стрелы» Ушедшие в леса древние племена оставили после себя удивительные рецепты исцеления болезней. На Нижегородской ярмарке в XIX веке большим спросом пользовались «волшебные» камни: нефрит, кристаллы кварца, а также белемнит – минерал животного происхождения, образовавшийся из вымерших морских головоногих моллюсков.
Из белемнитов наиболее известен «чертов палец», чаще называемый «громовой стрелой». По поверьям, она образуется от удара молнии в землю. «Громовая», или «ведьмина стрела» в изобилии содержит соли кальция, которые при соприкосновении или употреблении в растолченном виде внутрь имеют свойство менять кислотность кожи человека. В свою очередь это оказывает влияние на работу органов, нервные окончания которых проецируются на обрабатываемую часть кожи. Таким образом, белемнит или вода, в которой он растолчен, может оказывать лечебное или ранозаживляющее воздействие.
Громовая стрела служила необходимым атрибутом знахарской языческой практики.
Ее клали в воду, наговаривали на нее определенные слова и давали пациенту пить настой.
Иногда камнем кололи больные места. Это сопровождалось заговором, а то и сложным ритуалом: выгоняя хворобу, знахарь ревел, метался и бил невидимого недруга кнутом, а под конец поражал его каменной стрелой.
После обряда лекарь той же стрелой чертил на теле больного знаки и смотрел, как реагирует на это кожный покров.
В местах выхода нервных окончаний нездорового органа оставались красные полосы. Там камень давал иную химическую реакцию – в народе говорили: болезнь жжет! Эти области тела увлажнялись и обрабатывались более интенсивно. Искусство знахаря объясняли исключительно действием магических сил. Нижегородские крестьяне считали камень волшебным, а врачи полагали подобный способ исцеления шарлатанством.
«Ведьмина мазь» Заслуживает внимания и обряд водоположения, элементы которого использовались для того, чтобы спрятаться от наступающего врага. Этнографы отмечали, что колдуны коми в ночь на Ивана Купалу ложатся спать под воду. Ритуал восходит к древнеславянскому культу жабы. Так, в селах Нижегородской области до сих пор сохранились пруды, где специально разводят и охраняют жаб. Это сейчас мы с брезгливостью берем в руки бородавчатое земноводное, а наши предки почитали жабу за божественное создание. И не зря! Если взять зеленую обитательницу пруда в руки и потискать ее, то она выделит жабий яд. В данном случае это не отрава, а лекарство. Целительная жидкость служит эффективнейшим средством от кожных заболеваний, в частности, бородавок, способствует лучшему впитыванию кислорода кожей и, кроме того, спасает от астмы. Яд жаб собирают в темноте и смешивают с каким-либо маслом.
Получается так называемая «ведьмина мазь», свойства которой теряются при дневном освещении; видимо, фотоны света разлагают какие-то полезные вещества. Но если натереться свежеприготовленной мазью на ночь, то, говорят, можно долго находиться под водой. Легкие не требуют воздуха, ибо в крови оказывается достаточно кислорода, чтобы поддерживать жизнедеятельность.
Правда, при этом нельзя под водой двигаться или думать – кислорода будет недостаточно. Маг или колдун впадает в измененное состояние сознания. Он даже начинает чувствовать жизненные вибрации – низкочастотные звуки, которыми сопровождается жизнедеятельность человека, животных и растений. В преданиях рассказывается об особо «умелых» людях, которые умудряются даже спать под водой.
Очень похоже на современных йогов… Кстати, обряд водоположения обязательно проводился при посвящении в ведьмы.
Для этого годилась не любая вода, а только «живая», вибрирующая. Перед посвящением в воду сперва ложилась опытная ведьма, чтобы услышать ритмы, порождаемые струями воды, и убедиться в их «жизненности».
Обычному человеку было не под силу отличить «живую» воду от «мертвой», так что речь идет уже о чисто магическом феномене.
А вот обряд вызывания дождя имеет чисто материальное объяснение. Складывали большой костер из хвоща и папоротника. Эти растения имеют кремниевую основу. Когда дым поднимается к облакам, содержащиеся в нем частицы кремния вызывают конденсацию влаги, что ведет к выпадению осадков.
Жертва матери-земле Существовала у славян-язычников и практика жертвоприношений. Если где-нибудь начинался падеж скота, местные крестьянки совершали так называемый обряд опахивания. При этом приносили в жертву животное. Однако если на пути процессии попадался какой-нибудь мужчина, то он считался олицетворением болезни или смерти, против которой был направлен ритуал.
Такого бедолагу колотили чем придется, пока не забивали насмерть. Поэтому, завидев шествие, все лица мужского пола пытались убежать подальше или спрятаться.
Во время засух и эпидемий крестьяне нередко искали виноватого и обращали на него свой гнев. Чаще всего это были люди, принимаемые за колдунов и ведьм, способных испортить скотину или даже навести мор на своих односельчан.
Отголоски этой магической традиции дожили почти до наших дней. В позапрошлом столетии историк В.Антонович описал случай в селе Гуменец на Подолии. В 1738 году там свирепствовала моровая язва. Крестьяне решили провести крестный ход, чтобы отвадить страшную болезнь. Ночью они шли по полю с крестом и молитвами и случайно столкнулись с жителем соседнего села, искавшим своих убежавших из стойла лошадей. Почему-то участники процессии решили, что бродивший с уздечкой по полю человек – колдун. Его сначала избили, а потом сожгли при попущении местного священника.
Издавна считалось, что в случае массовых бедствий следует принести жертву земле – матери-кормилице. В 1855 году в Новогрудском уезде во время эпидемии холеры одну старуху заманили на кладбище, втолкнули в вырытую заранее могилу и засыпали землей.
А в 1861 году один из жителей Туруханского края, чтобы спастись от эпидемии смертельной болезни, добровольно принес в жертву свою малолетнюю родственницу, закопав ее живьем в землю. Эта жестокая традиция ведет отсчет от тех времен, когда жизнь славян представляла собой постоянную борьбу с враждебными силами природы.
И по сей день мы неосознанно соблюдаем многие языческие обряды. Даже празднование Нового года и Пасхи, не говоря уж о Масленице, является в первую очередь мистическим действом, проводящим человека через циклы природного круговорота.

Магия казачьего спаса

В учебниках истории говорится, что казаки – всего лишь потомки крестьян, бежавших от гнета помещиков и расселившихся на берегах Дона, Днепра, Волги, в предгорьях Кавказа и причерноморье… Но так ли это? Есть свидетельства, убеждающие нас в том, что это представители древних племен, обладающих уникальными магическими знаниями!

Гроза Дария и Чингисхана

Кладезь любопытнейших фактов можно обнаружить в трехтомнике историка Б.П. Савельева «Древняя история казачества». (Когда-то большевики изъяли и уничтожили весь тираж этой книги. Лишь один экземпляр каким-то чудом сохранился и был переиздан в Ростове-на-Дону.)

Под именем джанийцев и пятигорских черкасов казаки жили в устьях Дона, Кубани, Днепра и Днестра еще в XII в. до н.э., представляя собой оригинальную славянскую ветвь, субэтнос, говоривший на одном из южных диалектов русского языка. Джанийцы ходили на 30 кораблях на подмогу легендарной арийской Трое, осаждаемой ахейцами-греками, воевали с Александром Македонским против персов Дария. Когда огромная персидская армия шла в наступление на македонские фаланги, пятерки неведомых воинов, рубя противника направо и налево,
просачивались сквозь плотную стену ее колонн, разворачивали коней, прорубались обратно и пропадали в степи.

Опытные, полные сил персидские воители нередко сходили с ума, ничего не в силах предпринять. Ведь они имели дело с так называемыми характерниками, владеющими магическими практиками! Во время затишья между боями персам приходилось не легче: с помощью внушений и заговоров воины-чародеи преспокойно умыкали часовых и даже военачальников прямо из их шатров, а затем будто растворялись средь чистого поля.

Джанийцыумели становиться невидимыми, пробираясь на вражеские позиции. Когда персы строились в ряды для атаки, характерники вскакивали и, согнувшись, бежали под брюхами лошадей с шашками-бритвами, прижатыми тупой стороной к спине. Сзади них валились наземь эскадроны. Так что Македония побеждала в войнах благодаря не одному только «божественному» происхождению Александра…

Во время нашествия Чингисхана на южную Русь два его передовых тумена (20 тысяч бойцов) встретились в междуречье Дона и Волги с неизвестными воинами, легко уклонявшимися от летящих стрел и даже ловившими их у своей груди! Они дрались сразу двумя мечами, стоя на седлах коней, уходили от любых ударов и не боялись смерти. В сражениях не раз случалось, что монголы внезапно впадали в безумие и принимались биться друг с другом. Много их полегло в этом бою.

Нескольких казаков владеющих спасом монголам удалось захватить живыми, и они увели их с собой на Восток, где русы-джанийцы оставили после себя грамоты-дощечки с записями сокровенных знаний. На основе этих магических учений были впоследствии созданы техники восточных единоборств, основанные на использовании потоков внутренней энергии человека – Здравы, или, по-восточному, Ци. Рассказывают, что одним из последователей русов на Востоке был бродячий индусский философ, пришедший в Китай, по имени Бодхидхарма. Он известен как основатель у-шу.
Часто все зоны липосакции и точки аккупунктуры были взаимосвязаны и применялись древними ведунами в тех или иных случаях…
Кроме того, благодаря русским джанийцам были заложены основы кунг-фу, обычного и астрального каратэ, искусства невидимых воинов и шпионов ниндзюцу. Недавно современные характерники безо всяких виз побывали в Китае и беспрепятственно забрали хранящиеся в монастырях бесценные рукописи, чтобы вернуть их на родину.

Военачальники-маги

Современное донское казачество сформировалось, когда со славяно-черкасской ветвью джанийцев слились новгородцы, бежавшие от произвола Ивана Грозного. Новгород Великий являлся тогда одним из духовных центров Руси, противостоящим православной церкви. Новгородцы, ведшие свою родословную от ариев Гипербореи, были весьма искушены в духовных практиках, а их силовые комплексы «Кулак Перуна», «Буза» и «Скобарь» не уступали боевым стилям южных джанийцев владеющих казачим спасом. Из совместных познаний и родилось великое искусство боя, выживания и целительства — Казачий Спас.

Казачий спас — это владение центром хары. Казачий спас, дар данный предками. Казачий спас-это исскуство ведения боя.

Основа Казачьего Спаса – особое заклинание, Слово-Заговор, символ – Воз (созвездие Большой Медведицы, сохранившееся на гербах и печати запорожских казаков). Характерники не признают жрецов и священников, общаясь с Высшими Силами напрямую, посредством «ману»-медитаций. Согласно легенде, А.В. Суворов, чьи предки были новгородцами, в детстве был исцелен от хвори доками-характерниками и впоследствии изучил некоторые из их практик. Известно, что перед каждым сражением знаменитый полководец произносил молитвы прямо на бранном поле, стоя перед войском, и после этого неизменно побеждал.

По некоторым сведениям, спасовцами-характерниками были и другие полководцы и военачальники. Один из них — герой Кавказской войны, донской казак генерал Бакланов. Даже когда он оставался неподвижным, ни один чеченский стрелок не мог попасть в него. Горцы были настолько заворожены могуществом «Баклю», что даже радовались, когда тот одолевал их в схватках.

Красный комдив Василий Иванович Чапаев под огнем пулеметов мог отплясывать казачка и уклоняться от летящих в него пуль. Как утверждали, вместо обычной шашки он носил на поясе странный восточный клинок: наведя его на солнце под определенным углом, «Чапай» видел все, что хотел, и на любом расстоянии — например, Ленина в Кремле. Возможно Василий Иванович владел Казачим спасом?

25-летний белогвардейский полковник Васищев в 1920 году с 54 казаками взял в плен целый корпус Красной Армии. Красноармейцы пытались стрелять в белоказаков, однако все ружья почему-то давали осечку… Разоружив пленных, полковник отпустил их на волю. Чуть позднее, на людном плацу освобожденной станицы Наурской он соскочил с коня, расстегнул пояс и встряхнул одежду: пули из красноармейских ружей горохом посыпались к его ногам!

Барон Роман Унгерн-Штернберг, воевавший за русско-алтайско-тибетскую державу под правлением Шамбалы и Беловодья, с атаманом Семеновым и одним адъютантом на забайкальской станции Маньчжурия разоружал эшелоны с красногвардейцами: он просто приказывал сдать оружие, и красные, как под гипнозом, выкладывали на платформу винтовки и пулеметы. Среди тувинцев живуча легенда, что расстрелян был не сам барон, а его двойник-доброволец…

В повести Юрия Домбровского «Хранитель древностей» ветеран Гражданской войны вспоминает, как во время боев с казаками-повстанцами была взята в плен знаменитая атаманша Маруся. Трибунал приговорил ее к расстрелу, но никто из сознательных бойцов не решался вести казачку с репутацией колдуньи к месту казни. Рассказчик, командир части, набрался смелости и Марусю повел. В степи, уже почти на месте, атаманша одним движением освободила крепко связанные руки, а затем попыталась ввести рассказчика в транс, обезоружить и убить.

Красный командир сумел не поддаться чарам и застрелил казачку, видел, как ее хоронили, а затем трое суток блуждал по степи в непонятном полуобморочном состоянии. Когда он вернулся в свою часть, ему подали подброшенное кем-то письмо. «Плохо вы меня расстреляли, — говорилось в нем, — все равно живехонькая. Твоя Маруська». Судя по всему, атаманша владела элементами Спаса, включавшего в себя связывающие чары и чары-мороки, а также оборотничество.

Бои с тенью

Доныне сохранились отдельные элементы древних боевых технологий, связанных с использованием «второго зрения» — методы нанесения ударов «свечением» и использования в бою астральных двойников.

Однажды, в начале 90-х гг. ушедшего столетия, знатоки восточных единоборств устроили нечто вроде закрытого турнира. Какой-то незнакомец предложил им схватку по необычным правилам: он вызывает на бой сразу двадцать человек, которые вольны применять против него любые приемы любого боевого искусства: каратэ, тайского бокса, кунг-фу… Заинтригованные мастера согласились.

В назначенное время все собрались в тренировочном зале. Соперник не появлялся. Обладатели черных поясов уже саркастично посмеивались, как вдруг один из них неизвестно откуда получил болезненный удар и уставился на своего соседа. Через миг и второй дернулся, отшатнулся и принял боевую позу:

– Ты так? Ну, держись!

Секунды спустя все двадцать мастеров изощрялись друг против друга в бросках и ударах. Ими будто овладело безумие…

– Мужики! Может, хватит? – прозвучал звонкий голос с края татами.

Бой прекратился… Все ошеломленно застыли: в нескольких метрах от них стоял, насмешливо улыбаясь, тот самый неизвестный, зачинщик турнира. Он был не в кимоно, а в обычной городской одежде. На теле — ни царапины, ни синяка.

– Не понял, — пробормотал один из профессионалов, заправляя под пояс выбившуюся куртку.

Да все просто. Я двоих из вас стукнул маленько, вы и начали лупцевать друг друга…

– Друг друга? Я же дрался с тобой!

– И я, и я тоже, — подтвердили остальные девятнадцать.

– Да вы просто не меня видели. Мои копии. Глаза я вам отвел. А сразиться с вами я и в «физике» могу, хоть сейчас. Я ведь – спасовец. Характерник… Слыхали?

«Люди-звери»

Оборотничество, умение перевоплощаться в зверей и птиц, судя по всему, пришло на юг с новгородцами–язычниками, посвященными в северные культы Ulfhednar (люди-волки) и Berserkes (люди-медведи). Последний культ был популярен у викингов, состоявших с новгородцами в кровном родстве. Для демонстрации своих способностей посвященные использовали такое упражнение. Обнаженный воин садился в снег и начинал медитировать, открывая в себе канал внутренней энергии Здрава (в санскритской традиции – Прана). Его тело так разогревалось,
что снег таял вокруг и он не ощущал холода. В Тибете до сих пор практикуется схожее упражнение, когда монахи сушат на морозе мокрые простыни, нагишом завернувшись в них.

Посвящение в культ людей-зверей содержало две основные части, первая из которых развивала умение вводить себя в состояние боевого транса. Это позволяло видеть действия противника в замедленном режиме, легко уклоняться от ударов, стрел и мечей, а также чувствовать направление полета «своей» стрелы или пули (в этот момент у спасовца холодеет затылок). Оборотничество по своей природе двойственно: в одних случаях сознание человека может переместиться в птицу или зверя, подчинив животное своей воле, либо боевой маг
только внушает противникам, что они видят волка или медведя.

Мой далекий предок обернулся волком

И не стало равных ему…

Одинок и волен, в волчьей шкуре воин

Рассекает вечную тьму.

Если бьют тревогу над Великой Русью,

Чтобы мы не подвели,

Чтобы мы с тобою пяди не отдали –

Он вырастает от земли…

– писал поэт Николай Емелин.

Свод казацких заклинаний

Искусству убивать и защищаться нужно долго учиться. Важно не просто обезвредить врага, но сделать это максимально быстро и эффективно. Вот типичный набор «боевых заклинаний», которым учат любого характерника, в переводе на современный язык:

Файерболл — огненный шар (шаровая молния), который прожигает тело противника или взрывается при соприкосновении с ним.

Молнии — энергетические заряды в виде молний, прожигающие тело или останавливающие сердце.

Колдовской огонь — поток огня в жидком виде, выбрасываемый магом в сторону противника. Может использоваться и в вариации «Огненный дождь» — в виде капель пламени, падающего с неба.

Иллюзии — на врага оказывается психологическое воздействие, благодаря которому он видит несуществующие на самом деле опасности. Типы иллюзий ограничиваются только вашей фантазией. Для деморализации противника можно предстать перед ним монстром, или же вынудить воевать с самим собой. А можно вызвать из его памяти самые большие страхи и заставить сражаться с ними.

Иногда характерник создает неодушевленное существо, которое выполняет его приказы. Это необходимо для изматывания противника или выигрыша времени. Способы создания чудищ могут быть различными:

А) стихийные — существа, состоящие из стихии, их породившей. Огненные — из огня, водяные — из воды, и т.д. Такие чудовища зависят от своей стихии и имеют все ее достоинства и недостатки.

Б) оживленные — строятся из неодушевленных предметов (одного или комбинации нескольких). Магия связывает эти предметы вместе и не дает им рассыпаться.

В) магические – из мыслеформ создается существо, которое будет опаснее всего для противника. Это может быть копия реально существующего или существовавшего животного, а также помесь различных животных.

Монстры создаются для выполнения конкретного задания и способны «жить» лишь ограниченное время. Их легко уничтожить, разрушив заклинания особыми словами. Не так давно японские исследователи предложили русскому характернику несколько миллионов долларов только за то, чтобы он позволил снять видеокамерой свои магические действия. Однако маг остался непреклонен. Древние секреты не имеют цены…