Метафизика веры

Бесплатную консультацию можно получить здесь

ekstra@i-putnik.net

VLUU L100, M100 / Samsung L100, M100
  1. Проблема взаимоотношений Бога и Бытия не имеет ничего общего с отношением субъекта к объекту. Понятие «объект» условно, так как является продуктом человеческого разума, познающего реальность. Поскольку реальность постоянно изменяется, а человек конечен, ничего объективного не существует. Безотносительно к деятельности разума есть только противоположные друг другу тела и явления. Физическое тело, обладающее способностью к самоидентификации, имеет право называться материальным субъектом. Внутри мироздания такой способностью обладает лишь человек.

    2. Бытие — это обобщенное существование материальных тел и явлений, противоположное духовному субъекту — Богу. Природа Бытия — безграничный нарциссизм, ведущий жизнь к самоистреблению. Бог, напротив, является абсолютным творцом именно потому, что создает вселенную из Ничто без всякой необходимости в самовыражении. Творец самодостаточен, но идет на умаление себя ради появления совершенно иного. Рождение Бытия было бы невозможно без воли божества к выявлению своей противоположности. В этой жертвенной ориентации Творца скрывается его главное отличие от творения, стремящегося к всеединству и однозначности.

    3. Создавая Бытие, Бог преодолевает Ничто. Ничто — это абсолютное одиночество духовного субъекта, не знающего своей противоположности. Появление Бытия как противоположности Бога сразу же исключает истинность Бога по отношению к Бытию. У творения возникает своя, автономная от Создателя Истина.

    4. В основе драмы истории лежит фундаментальное различие между Богом и Бытием. Единственным отражением Творца в противоположном ему мире является Дух, открытый только для материальных субъектов. Дух также чужд миру, как Истина Бытия чужда Богу.

    5. Сущность мирового исторического процесса — конфликт между Духом и Истиной. Истина есть совокупное значение осязаемых тел и явлений, тождественных только самим себе. Дух — это принципиально неосязаемый антипод Истины, разрушающий присущую миру однозначность. Принимающий Истину — удаляется от Духа. Раскрывающий Дух — идет против Истины.

    6. История человека начинается с первого столкновения противоположностей. Символически эта точка обозначена в мифе о грехопадении. Вкусив плод с древа познания, человек видит Истину, враждебную Духу.

    7. Так называемый «Золотой Век» был самым темным и страшным состоянием мира. Отсутствие конфликта означало не близость Бога и Бытия, а тотальную невозможность раскрытия Духа. Золотой Век — это эпоха ложной, фиктивной гармонии, происходившей из тьмы всеобщего сна. Только грехопадение, разрушившее иллюзию «единства», пробуждает Дух к действию. Вся дальнейшая история человечества вызвана стремлением Духа изменить Истину.

    8. Суть Истины — фундаментальный закон Бытия, утверждающий отношение «господство-подчинение». Тело есть только тело и ничего сверх этого. Самотождественность материальных субъектов — главное историческое следствие Истины и основание для насилия. Принцип «господство-подчинение» опирается на строгую однозначность всего имманентного и направлен именно против изменения содержания субъектов. Этим обусловлена повторяемость исторических циклов, воспроизводящих одну и ту же модель отношений. Истина мира заключается в том, что никто и ничто не может изменить своего качества.

    9. Присутствие Духа внутри Бытия — безусловное чудо. Чудо — это травмирование Бытия через вторжение в реальность несуществующего. Сама реальность представляет собой видоизменяющийся продукт столкновения Духа и Истины. Благодаря конфликту противоположностей, она ничем не детерминирована и открыта для творчества. Именно реальность, а не иллюзорные «иные миры», является сферой для наиболее потрясающих проявлений Духа. Любые учения и практики, отрицающие реальность, в конечном итоге приводят к бессилию перед Истиной.

    10. Итак, мир состоит из множества тел, не означающих ничего, кроме самих себя. «А» равно «А», «В» равно «В». Взаимодействие между этими телами регулируется принципом «господство-подчинение», выражающим Истину.

    10(а). Дух — это преодолевшее Ничто свидетельство о противоположном субъекте. Дух революционен, поскольку представляет Бога, находящегося вне бытия и его принципов. Противостояние Духа самотождественности мира составляет внутреннее содержание истории.

 

II

 

  1. Существование реальности, понимаемой как постоянное и противоречивое взаимодействие материальных субъектов, стало возможно исключительно благодаря Духу. Реальность, не воспринимаемая материальными субъектами, была бы детерминированным движением тел в пространстве и времени самодостаточного Бытия. Присутствие Духа дает человеку возможность воспринимать себя как отдельного субъекта, а значит и вступить в противоречие с окружающим миром. Таким образом, реальность связана с осознанием субъективности, выделяющим человека из общего потока детерминированных тел. В этом смысле, реальности без человека не существует. Вне субъективного восприятия она совпадает с ничем не ограниченным движением Бытия.

    2. Дух вносит в мир противоречие. Он отрицает однозначность и детерминированность материи и порождает внутрибытийный конфликт, составляющий суть реальности. Если бы не присутствие Духа, мир оставался бы неизменным и не вовлеченным в историю.

    3. Весь исторический процесс — ничто иное, как отклонение жизни от Истины, попытка человека перестать быть тождественным самому себе. Последовательное вытеснение из реальности всего духовного — естественная реакция Бытия, защищающего Истину. Настоящее же торжество Истины равнозначно состоянию тотальной бездуховности, лишающей реальность всякого смысла. Поэтому конец истории возможен только при окончательном вытеснении из мироздания Духа.

 

III

 

Самая антиреалистическая традиция — буддизм — рассматривает слияние с Ничто как избавление от бед и страданий мира. «Ничто» противопоставляется реальности, которая объявляется ложью и злом. Учение буддистов противоречит авраамическим религиям, считающим мир творением ex nihilo. Для иудея, христианина, мусульманина Бытие возникает из пустоты не иллюзорно, а по воле Творца. Для буддиста — сам материальный мир суть пустота, а видимые тела — лишь её маски. Но даже если воспринимать реальность как обман, нельзя уйти от вопроса об источнике наваждения. Буддистская философия решает эту проблему теорией о пульсациях пустоты. Которые гипнотизируют сознание призрачной реальностью. В результате, буддизм приходит к парадоксу: негатив разоблачаемого Бытия оказывается следствием Ничто, а не его антитезой.

На радикально антиреалистических позициях, безусловно, находится и индуизм. Одно из его ключевых понятий — майя — отрицает истинность Бытия и представляет мир игрой или фантазией божественного воображения. Конец света для индуса — это не более, чем конец иллюзий. В завершении каждого метафизического цикла «мнимая реальность» растворяется в Абсолюте, упраздняющем всё субъективное и историческое. Фактически, грань между Бытием и Ничто в индуизме стирается.

В отличие от традиций Индостана авраамические религии рассматривают проблему Ничто, прежде всего, как проблему смерти. Именно с идеей творения мира ex nihilo связано представление материальных субъектов о своей конечности и их обострённое чувство реальности. Смерть в араамизме — это не растворение в Бытии, не переход из одного материального тела в другое, а окончательный уход из мира без малейшей надежды на возвращение. Понимание смерти как противоположности Бытия — главная причина исторической активности народов, исповедующих монотеизм. Страх перед Ничто заставил их сосредоточится на реальности и посвятить себя её постижению. В то же время практически весь монотеистический мистицизм является попыткой преодоления тождества Ничто и смерти. Отсюда — идеи рая «загробной жизни» и другие проявления антропоцентристского сознания, свойственного всем авраамическим религиям. В противоположность традициям, растворяющим субъекта в пустоте и иллюзиях, монотеизм предлагает человеку царство Духа, совершенно отличное и от Бытия и от Ничто. Истиной мироздания провозглашаются не законы мироздания, а создающий и отменяющий их Бог.

В основе этих воззрений несомненно лежит вера в победу духа над материей, борьба которых составляет смысл реальности. Торжество Духа для монотеистического сознания – это, в первую очередь, спасение человека от Ничто, ожидающего плоть после смерти. Однако необходимым условием этого спасения монотеизм считает самоотверженное служение Богу.

Выделив из общего потока Бытия материального субъекта, наделённого Духом, авраамические религии навсегда лишили свою «паству» представления о всеединстве мироздания, характерного для других традиций. Благодаря монотеизму, человек почувствовал себя не фантомом среди бесконечности, а отдельным субъектом, способным к реальному действию.

 

IV

 

  1. Сам факт появления жизни на Земле враждебен необозримому пространству Бытия, несущему смерть. Звёздное небо над головой прямо противоположно божественному Духу, скрытому в человеке. Вселенная, в которой «не растёт ни травинки», не может не выдавливать из себя жизнь во всех её формах. Наивно и самонадеянно отождествлять жизнь и Бытие только потому, что на какой-то планете в мёртвом пространстве существует человек. Среди сотен миллионов ледяных и пылающих глыб жизнь на Земле выглядит не закономерностью, а поразительным, революционным вызовом мирозданию. Бытие возникает из Ничто и уходит в пустоту смерти. Жизнь — единственное движение, способное противостоять детерминизму вселенной.

    2. Отражение Духа содержит в себе любой материальный субъект, взятый в отдельности от других субъектов. Божественной печатью отмечены все элементы живой природы, будь-то человек или кора на дереве. Неизбежное затемнение Духа происходит при взаимодействии субъектов с Бытием, диктующим жизни свою Истину. В силу вступает принцип «господство-подчинение», и «большие рыбы пожирают малых». Посредством воздействия материальных законов Бытие борется внутри себя с жизнью.

    3. Человек, наделённый уникальной способностью к восприятию — самый мощный проводник Духа во вселенной. Только человек, осознавший себя автономным субъектом, имеет возможность сопротивляться поглощению жизни чистой материей. Все прочие части природы лишены субъективного восприятия и противостоят инерции Бытия пассивно. Их смысл — в манифестации самого принципа жизни, вступившего в конфликт с системой мироздания.

    4. Субъект, утверждающий свою автономность — главный вызов Бытию, нацеленному на всеединство. Всеединство — это неограниченное движение мироздания, стирающее все проявления индивидуальной воли. По сути, оно соответствует состоянию «золотого века», в котором Дух ещё не проявлял своего нетождества с Бытием. Всеединство устраняет субъективность, как важнейшее свидетельство о Духе и, таким образом, делает Истину Бытия абсолютной.

 

V

 

Уникальность мировой истории, условно начавшей отсчёт от «грехопадения», связана с необъективным характером Истины. После появления материальных субъектов, способных к восприятию Духа, всеобъемлющая власть законов Бытия оказывается нарушенной. Несмотря на материальную природу субъекта, фактор его присутствия разрывает цепь всеединства и противостоит объективности. Тело есть только тело, однако, в нём отражается Дух, ведущий к конфликту с заданной однозначностью. Поскольку субъектов великое множество, возникает иллюзия, что Истины вообще не существует, или она за пределами «мира сего». Так формируется идея Бога, почитаемого как Истина.

Источник этой иллюзии — противоположность между субъектами. Выпадение из всеединства обрекло их на бесконечное одиночество и поиск его преодоления. Идея единения в Боге — это попытка избавиться от онтологического одиночества на метафизическом уровне.

Проблема жизни в том, что ни один субъект не может обрести покой, не перестав быть субъектом. Всё живое в мире материально, а истина Бытия совсем не эфемерна. Хотя появление жизни нарушило её объективность, законы мироздания продолжают действовать. Как следствие, любая попытка объединения людей в целое рано или поздно приводит к вырождению субъекта.

 

VI

 

Принцип противоположности живых существ друг другу заложен в самом акте творения. Бог создаёт мир не для манифестации своей сути и не для познания себя через Бытие. В божественной природе нет ничего единосущного творению, кроме Духа, который нетварен, но прибывает в мироздании как оппозиция к чистой материи. Эта глобальная противоположность между Богом и Бытием — основа для возникновения всех остальных противоположностей — частных и общих. Бог является абсолютным творцом именно потому, что создаёт вселенную из Ничто без всякой необходимости в самовыражении. Творец — самодостаточен, но идёт на умаление себя ради появления совершенно иного. Рождение Бытия было бы невозможно без воли Божества к выявлению своей противоположности. В этой жертвенной ориентации Творца скрывается его главное отличие от творения, стремящегося к всеединству и однозначности.

Все авраамические религии признают разделённость Творца и твари, но каждая традиция рассматривает Божество в собственном аспекте. Иудейский Яхве — создатель и властелин вселенной. Христос выступает в качестве Спасителя и Судьи мироздания. Аллах в исламе — концентрирует эсхатологическую направленность Бога. Радикальный авраамизм, представленный ортодоксальным иудаизмом и исламом, полностью отрицает возможность сближения Бытия и Создателя. Божественный субъект остаётся непознаваемым и закрытым для материального субъекта. Вертикальная связь между ними осуществляется только через Дух.

Триединый христианский Бог, воплотившийся одной из своих ипостасей в человеке, сохраняет непознаваемость, но открывает для Бытия свою жертвенную ориентацию. Духовный субъект добровольно соединяется с природой и волей материального и разделяет судьбу своей противоположности. Истина детерминированного мироздания опровергается свободным от необходимости действием Бога.

Путь Христа — это путь кенозиса — божественного самоумаления, не признаваемого ни иудаизмом, ни исламом. Радикальный авраамизм настаивает на жертве лишь со стороны твари и не предлагает такого шага со стороны Творца. В результате, отношения материального субъекта с Божеством не выходят за рамки закона «господство-подчинение» Заслужить благодать — значит целиком подчинить свою волю властелину вселенной. Бог понимается как авторитарный господин, человек, как его раб.

Не свободно от рабской вертикали и христианство, оформленное в религию. Божественная жертва принимается за милость, за снисхождение Творца к заблудшему творению. Господин искупает грехи рабов, однако остаётся господином над ними. Ног жертва во имя любви к «малому» — это не жертва ради спасения иного. Выбор Бога, сделанный рабом — это не выбор сделанный свободным субъектом.

Сохранение принципа «господство — подчинение» имеет общую для всех авраамических традиций причину. Религии, совершившие революционный шаг, разделив Бога и Бытие, не смогли преодолеть тяги Бытия к всеединству. Касты авраамического жречества не признали право человека на автономность и поспешили поставить его на службу Создателю. Монополию на посредничество между материей и Духом присвоили сами жрецы. Очень скоро выстроилась новая иерархия, направленная, аналогично всеединству, против субъективности.

Иерархия — это система, утверждающая инструментальную роль субъекта по отношению к высшему принципу мироздания. Несмотря на дифференцированный подход к материи, положение человека в её структуре — однозначно и определяется внешними действиями, совершаемыми в пространстве и времени детерминированного Бытия. Индивидуальная жизнь для этого порядка не имеет ценности, поскольку ни один элемент мироздания вне иерархии не самодостаточен. Субъект обязан занимать свое место в единой структуре, подчиняющей его волю сверхиндивидуальному началу. Вместо освобождения жизни от детерминизма материи происходит отождествление Бога с Истиной Бытия. Глобальная противоположность между творцом и творением подменяется принципом «господство-подчинение». Для христианства это означает реставрацию отношений с Богом, существовавшим до жертвенного воплощения Христа. Материальный субъект снова становится ограниченным самим собой телом, бесконечно далеким от неба. Внешне воспроизводя духовное восхождение от низшего к высшему, иерархия в действительности восстанавливает всеединство Бытия, исключающее революционное пробуждение Духа.

 

VII

 

  1. Путь к Богу начинается с осознания субъектом своей противоположности всем иным материальным телам во вселенной. Как бы ни складывалась жизнь в Бытии, человек остается один среди вещей, людей и явлений. Обособленность от окружающего мира — главное следствие его эксклюзивной способности к восприятию. Ни одна имитация единства человеческих существ, включая так называемую «духовную близость», не в состоянии преодолеть чувство самотождественности субъекта. «Я» — не «ты», «ты» и «я» — не одно и то же. Границы «Я» определены материальным телом и изменяются только со смертью. Учение же традиций, не признающих границ между противоположностями, ведут лишь к растворению субъекта в потоке Бытия. Одновременно с утратой субъективности ослабевает и сопротивление жизни давлению чистой материи. Вместе с «Я» исчезает реальность как поле для проявления активности Духа. Мир возвращается к состоянию всеединства и сна.

    2. Бытие не тождественно жизни, поскольку жизнь — есть свидетельство о противоположном материи Духовном субъекте. Дух не тождественен жизни, но именно он дает ей возможность сопротивляться Истине чистого Бытия. Полноценно осуществлять это сопротивление способен только субъект, усматривающий в своей автономности дар, а не бремя.

    3. Бог сотворил из Ничто свою тотальную противоположность и тем самым сделал неизбежным появление Зла. Зло возникает из стремления Бытия к однозначности, к уничтожению внутри себя всех проявлений воли к Иному. Жизнь, обладающая осязаемыми материальными свойствами и неосязаемым влиянием Духа, была обречена стать целью для Зла. Бытие заинтересовано в полном совпадении жизни с материальной природой и, в конечном итоге, — в ее исчезновении из Вселенной. Зло не является «врожденным» качеством чистого Бытия, но возникает как следствие его сопротивления Духу.

    4. Состояние самотождественности соответствует порядку мироздания только до тех пор, пока субъективное «Я» испытывает иллюзию согласованности жизни с бытийными законами. В этом состоянии «Я» наиболее уязвимо для Зла, так как находится в совершенном неведении относительно его истоков. Движение жизни и движение Бытия кажутся человеку совпадающими, никак не противоречащими друг другу. Отсюда — неизбежное разочарование в жизни, трагическое ощущение ее тщетности и бессмысленности. Человек — конечен и именно этот факт делает его жертвой ориентации Бытия на однозначность.

    5. Материальный субъект не в силах преодолеть свою самотождественность, но имеет возможность обратиться к иному субъекту. В противовес мирозданию, стремящемуся к всеединству через вертикальное подчинение Истине, человек, созданный «по образу и подобию Бога», должен осваивать горизонтальные связи с противоположностями. Пример для подражания показал сам Создатель. Жертвенное воплощение Христа ниспровергает закон «господство-подчинение» и придает самотождественности принципиально новый эволюционный смысл. Оказывается, что границы субъекта раздвигаются не внутри, а вне его собственной природы. Создавая Бытие и затем воплощаясь в человеке, Бог преодолевает Ничто — свое абсолютное одиночество, обращаясь к бесконечно далекому, а не единосущному субъекту. Акты творения и жертвы ради него прямо противоположны непримиримости самого творения к многозначности. Истина Бытия, выраженная в вертикальных отношениях «господство-подчинение» несовместимо с божественным духом, открывающим дорогу свободным горизонтальным связям между субъектами.

    6. Подлинное пробуждение Духа начинается в момент, когда «Я» осознает свою глубочайшую отчужденность от всего, что сущностно им не является. Транс одиночества снимает вселенский гипноз и раскрывает враждебность мироздания жизни. Субъективное «Я» оказывается перед выбором между исчезновением в Ничто и поиском внеонтологической связи с другими субъектами.

    7. Единственный путь человека к Богу — это постижение Духа во всех проявлениях жизни. Одинокий субъект должен искать в другом не свое продолжение, а иное духовное качество, скрытое из-за всеобщей вовлеченности в Бытие. Разнородные проявления жизни не могут объединиться и стать целым, но способны, подобно Создателю, познать друг друга в качестве противоположности. Если замысел Творца в выявлении множественности, то путь к Богу — это осознанное сопротивление движению мироздания к всеединству. Открыт этот путь только для автономных людей, не подчиняющих свою жизнь Истине.

 

VIII

 

Бог создает Бытие и оставляет в нем жизнь, поддерживаемую Духом.

Дух входит в противоречие с Бытием как единственное во Вселенной свидетельство о Боге.

В ответ Бытие порождает Зло и вовлекает в него жизнь. Таким образом, творение желает избавиться от следа Творца и стать абсолютным.

Человек с помощью Духа осознает себя субъектом и формирует реальность. Выпав из общего движения Бытия, реальность становится полем для столкновения Духа с Истиной чистой материи. Истина противоположна Богу в силу фундаментального различия Творца и творения. Творец выявляет противоположности, творение стремится к единству.

Дух выражает себя через субъекта, Истина утверждается как нечто объективное.

Дух вопреки самотождественности «Я» дарует ему шанс обратиться к иному. Истина Бытия в том, что человек один и обречен на подчинение власти материи. Истина материальна. Она существует. Дух неосязаем. Его как бы и нет. Бытие сотворено из Ничто. Дух исходит от Бога.

Мировая история — это процесс утверждения Истины и непрерывного сопротивления Духа. Чем меньше людей, способных к автономности, тем ближе к торжеству Истины. Восстание против нее — есть реализация свободы во множественности.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *